Меню
16+

Газета «Авангард»

19.05.2020 07:38 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Поклон народному доктору

Автор: Татьяна АФОНИНА (КАРАСЕВА), город Москва.
Источник: "Новоаннинский РИК".

Осенью выпал глубокий снег, и красные ягоды шиповника под окном кокетливо выглядывали из-под пушистых шапок.

- Теперь они замерзнут, а как же бусы для бабушки? — подумала досадливо я.

- Нет, нет, шиповник колючий — уколешься, да и снега выпало много. Вот управлюсь с делами, сама нарву и вы с Ларисой (моя сестра) сделаете украшение, — погладив меня по голове, успокоила бабушка.

Но утром следующего дня она не смогла встать с кровати, даже повернуться на бок было не в ее силах, все время стонала от боли. Дедушка побежал в больницу за Александром Владимировичем Остроумовым, чтобы тот осмотрел бабушку. Однако милейший доктор уже две недели находился в длительной командировке. На вызов пришел молодой врач. Осмотрев больную, только развел руками. Бабушка болела долго, все заботы по дому дедушка взял на себя, приложив к этому терпение, заботу, любовь и внимание. Поняв, что улучшения в лечении нет, нанял для бабушки сиделку, которая заодно приглядывала и за нами, мне было три с половиной года, сестренке шел шестой.

Тетя Шура Гайдукова (так звали сиделку) в подростковом возрасте перенесла в тяжелой форме оспу, поэтому ее лицо было сплошь усыпано глубокими ямками. Курила она исключительно папиросы «Казбек», поэтому голос у нее был грубый, с хрипотцой. К нам она относилась снисходительно, а чтобы мы не путались под ногами, разрешала гулять до обеда. Как только мама и дедушка уходили на работу, мы тихонько одевались и бежали к кому-нибудь из подружек. Несмотря на предупреждения бабушки, мол, шиповник колючий, мы с сестрой нарвали красных ягод и смастерили бусы. Подарив их тете Шуре, впервые увидели, что она улыбается.

Ближе к весне наконец-то пришел доктор Остроумов, и моя душа наполнилась надеждой на скорое выздоровление бабушки. Мы с сестренкой тихо сидели на сундучке и прислушивались к каждому шороху и каждому звуку, доносившемуся из соседней комнаты. И вот дверь открылась, Александр Владимирович, улыбнувшись, сказал:

- Барышни, чего носы повесили? Бабушку вашу будем лечить. Думаю, она скоро встанет на ноги и напечет вкусных пирожков. А вы, Гаврил Артемович, — обратился он к дедушке, — вызовите электрика и розетку поставьте там, где я сказал.

Дедушка был знаком с доктором с довоенных времен, когда они, полные энергии, принимали активное участие в строительстве больницы. Благодаря заботам и активности А. В. Остроумова, был расширен стационар поселковой больницы, открыт родильный дом, в котором бабушка в предпоследнем военном году родила дочку, к сожалению, с пороком сердца, и Александр Владимирович боролся за ее жизнь. С тех пор Остроумов стал доктором семьи Милюхиных. Культурный и образованный, с мягким голосом, приятными манерами, но твердым характером, а главное, знающий свое дело, он притягивал к себе людей. Его душевные качества и профессионализм завоевали у жителей поселка большую любовь и уважение. В помощи никому не отказывал.

И чудо произошло. Я мало что понимала тогда, но детское любопытство вместе со страхом за бабушку взяло верх: мне удалось увидеть, как доктор с дедушкой размотали длинные провода. Александр Владимирович подключил их к розетке и стал прикладывать аппарат к ногам, спине больной. Благодаря примененной электротерапии, раздражающей нервно-мышечный аппарат, бабушка быстро пошла на поправку. Вскоре, как и обещал доктор, в доме вновь запахло пирожками, борщом…

Александр Владимирович постоянно совершенствовал свои знания, много практиковал, изучал новые достижения медицины.

В своей автобиографии А. В. Остроумов писал, что служил в действующей Советской Армии на должности главного хирурга 424-го отдельного медико-санитарного батальона. Во время обстрела медсанбата был ранен осколком снаряда, но не ушел с поста, подлечился и продолжил оперировать.

В 1942 году замечательный ученый микробиолог Зинаида Ермольева по заданию правительства создала новый отечественный антибиотик крустозин, оказавшийся почти в полтора раза действеннее англо-американского аналога. Зарубежный пенициллин союзники нам не продавали, поэтому советскими учеными были предприняты колоссальные усилия, чтобы уже в следующем году запустить препарат в производство. Александр Владимирович Остроумов, оценив свойства антибиотика, стал применять его в медсанбате, и успех выздоровления раненных бойцов превзошел ожидаемое: резко снизились осложнения и смертность, связанная с гнойной инфекцией, до 80 процентов раненых стали возвращаться в строй. Труд А. В. Остроумова в годы войны был отмечен множеством правительственных наград. После победы доктор вернулся в поселок, застав больницу в полуразрушенном состоянии после налетов немецких бомбардировщиков в 1942 году. Вместе со строителями восстанавливал здание, подсказывая им, как лучше обустроить его технически. Доктор всегда все продумывал до мелочей и доводил начатое дело до конца. Эти качества с детства привил ему отец, который был священником в Суздале. Юный Саша окончил духовное училище, позднее духовную семинарию, почувствовав тягу к медицине, поступил в государственный университет на медицинский факультет в городе Юрьеве. В 1916 году вуз был эвакуирован в Воронеж, где Александр Владимирович учился и практиковал в больнице, много читал медицинской литературы. В возрасте тридцати лет был направлен на работу врачом в станицу Зотовскую, затем переведен в Урюпинск, где зарекомендовал себя знающим специалистом широкого профиля в качестве хирурга, терапевта и педиатра. Когда А. В. Остроумова переводили в наш поселок, урюпинцы слезно просили оставить замечательного доктора. Александру Владимировичу было за пятьдесят, но он отличался неиссякаемой энергией. За добросовестный труд в области медицины в 1948 году А. В. Остроумову было присвоено звание «Заслуженный врач РСФСР». Благодаря знаниям и солидной медицинской практике, весной того же года он буквально вырвал из когтей смерти только что родившихся детишек (среди них была и я), спас от инфекции, вызванной золотистым стафилококком, которая случайно была занесена в роддом. До пяти лет я трижды болела воспалением легких, лежала в детском отделении, но благодаря грамотному лечению и Ангелу Хранителю, коим я считаю Александра Владимировича, выжила.

В моей памяти сохранилась, пожалуй, последняя с ним встреча. Доктор Остроумов, одетый в длинный серый плащ, шляпу, с желтым саквояжем в руке шел по нашему двору в сопровождении расстроенного дедушки. Я быстро спрыгнула с качелей и побежала навстречу, с волнением в голосе попросила:

- Доктор, помогите моей сестренке: у нее животик болит.

Он слегка приподнял шляпу и сказал ровным, тихим голосом:

- Здравствуйте барышня! Я рад, что вы здоровы, а Ларису сейчас посмотрю. Вылечим.

Александр Владимирович знал по имени каждого своего пациента, держал в памяти все истории болезни, особенно беспокоился о здоровье детей. Но настало время, когда А. В. Остроумова перевели в областную больницу: все, кто знал доктора, глубоко сожалели об этом. Мы остались без опытного, знающего свое дело врача. Память о нем жива и в названии переулка теперь уже города Новоаннинского. Умер Александр Владимирович в Сталинграде в 1958 году, в 71 год. Наверняка сказались война, ранение, напряженные послевоенные годы. Светлая память заслуженному врачу, народному доктору Александру Владимировичу Остроумову.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

62